Баннер
Баннер
Баннер

13:00 Гамарджоба, Грузия! Нотариус Югры в составе клуба российских нотариусов «ПилигримМы» совершила необыкновенное путешествие по Грузии (30.05.2017)

Нотариус Нижневартовска Евгения Танасиенко в составе туристического клуба российских нотариусов «ПилигримМы» с 29 апреля по 8 мая посетила Грузию - страну с богатой историей, красивой природой и множеством достопримечательностей, населенную народом, славящимся своим гостеприимством и доброжелательностью. В рамках путешествия нотариусы совершили пешее восхождение на подножие горы Казбек, где на высоте 2174 метров над уровнем моря находится одна из самых старых достопримечательностей Грузии - Троицкий храм, заложенный еще в XIV веке.

О своем первом горном восхождении, незабываемых достопримечательностях, приветливом кавказском народе и колоритной культуре Грузии от первого лица – в путевых заметках югорского нотариуса Евгении Танасиенко.

(Орфография и пунктуация автора сохранены).

МОЯ ГРУЗИЯ

Место действия: Грузия; время: 29 апреля - 8 мая 2017 года;

действующие лица: 14 оптимистов, среди них: Михалыч (заслуженный путешественник Всея Руси), Лиля (правая рука президента клуба), а также Снежана, Люба и Серёжа (семейная пара), Наташа; плюс гиды: Миша (он же Михо, он же Мишико он е Misha Zedginidze), Саша (он же Сандро, он же Sandro Apkhaidze), водитель Гага (он же Георгий)

Эпиграф:

Собрались лебеди улетать на юг, и подружка-ворона запросилась с ними. "Ну как же ты с нами полетишь, ворона? У тебя крылышки маленькие, сама ты к дальним перелётам не приспособлена..." "Ничего, - говорит ворона, - у меня все получится, я справлюсь". Что с ней делать? Согласились лебеди, уговорила их оптимистка. Полетели вместе. Где-то в середине пути ворона отстала и потерялась из виду. Прилетели лебеди в тёплые края, сели на бережку ласкового океана и ждут ворону. А той все нет... "Как же так? – говорят лебеди, – ведь такая оптимистка была, так в успех верила". Вдруг в небе появляется черная точка. Она растет, быстро увеличиваясь в размерах, и, наконец, что-то камнем падает в песок. Лебеди кинулись, откопали, а там ворона. "Вот же какая же ты молодец, – говорят, – оптимистка! Верила – и долетела!" Ворона поднимает голову и отвечает: "Да не оптимистка я, а на голову шибанутая!"

НА ЮГ.

Ясным днём мы прилетели в аэропорт Владикавказа - Беслан. Аэродром оказался маленьким, уютным, с клумбой цветущих тюльпанов у ограды. До аэровокзала дошагали пешком, наслаждаясь теплом и свежим ветром, погрузились в небольшой автобус и двинулись к границе. В городе наш водитель вдруг спросил, а не хотим ли мы осетинских пирогов? Мы развернулись и приехали к кафе. Сразу за забором оказалась просторная беседка со столешницей и мангалами, в воздухе стоял умопомрачительный запах свежих шашлыков.

Нас провели к первому из череды скромных домиков, стоящих во дворе сбоку от основного строения. Внутри домик оказался весьма вместительным (снаружи был виден только торец) с огромным столом и лавками по двум сторонам. Мы легко вместились все вместе с водителем - пятнадцать человек.

Принесли тархун и домашнее сухое красное вино. А потом зелень и салат из свежих овощей. От запаха можно было сойти с ума! Я не помню, когда в последний раз ела все такое настоящее. Пироги были закрытые, большие: с молодым домашним сыром, с картошкой и сыром, с сыром и свекольной ботвой, с мясом. Пекли их постепенно, так что просидели мы в кафе часа полтора, перемежая еду с разговорами и травяным чаем. Водителя нашего звали Заза, он подробно рассказал, куда стоит сходить в Тбилиси и Батуми, где поесть жареной рыбки, местных сосисок и попить свежего пива. Лиля пыталась напомнить, что цель нашей поездки - горы, но Люба тщательно записала названия всех рынков и кафе, куда стоит и куда не стоит ходить.

В итоге умиротворённые и тихие мы загрузились в автобус и опять направились в сторону границы. Погода испортилась: похолодало, и пошел мелкий дождик – он готовил нас к мысли, что в горах холоднее. Нам повезло: очереди на границах почти не было, в результате чего мы прошли оба кордона и оказались на территории Грузии уже через полчаса.

В Осетии наше пребывание заняло в общей сложности часа четыре и запомнилось радушием местных жителей и желанием их влюбить в свой край абсолютно всех приезжих. Ну, и вкусной едой!!!

Начиная с Российской границы мы пробирались на автобусе по узкому горному ущелью все выше. Дорога серпантином вилась вдоль горы, местами встречались повреждения асфальта, вызванные прошедшими селями. Через полчаса мы оказались в селе Казбеги. Поселились в новом недостроенном отельчике. Очень милом, напомнившем мне сразу отель "У погибшего альпиниста" Стругацких и песню Визбора "Лыжи у печки стоят...".

Ужинали в местном кафе неподалеку от неопознанного нами памятника величественного мужчины в бороде и накидке. Потом узнали, что это сам Александр Казбеги – знаменитый на всю Грузию писатель и поэт.

Теперь уже мы обрели свой постоянный автобус марки Мерседес, виртуозно управляемый водителем Гагой, и наших гидов – Мишу и Сандро – которые кочевали с нами на протяжении всего путешествия по Грузии.

Сразу после завтрака мы отправились в свой первый поход в горы - к Троицкой церкви, расположенной на высоте 2174 метров над уровнем моря.

Насколько можно вверх нас довезли на микроавтобусе - в Казбеги местные жители используют исключительно Мицубиси Делика. По серпантинному бездорожью это, надо полагать, самый лучший вид транспорта.

Храм совсем небольшой, но со смотровых площадок открывается изумительный вид на горные ущелья, на село Казбеги, раскинувшееся далеко внизу, на сами горы, ровно на талии которых запутались облака...Это восхождение оказалось пробным и прогулочным. Забрав вещи в отеле, мы сразу же поехали в деревню Джута, чтобы подняться к Амфитеатру Чаухи. Джута считается самым высокогорным селом в Европе. Продрогнув накануне вечером в Казбеги, сегодня я надела на себя ВСЁ.

Восхождение было для меня первым и далось нелегко. Как там люди умудряются управлять дыханием, для меня неведомо. Я пыхтела как паровоз уже минут через десять. Треккинговые палки оказались просто незаменимыми, а ведь я сомневалась, брать ли их в поездку в принципе. Чем выше в горы мы поднимались, тем прохладнее становилось. Но замёрзнуть мне не удалось: одежда и обувь, физические нагрузки оказались достаточными, чтобы согреться. Обещали, что пойдем до первого снега, но в итоге прошагали две снежных полосы, и остановила нас только третья.

Зато обнаружилась потрясающая вещь: по снегу в горах прыгают лягушки. Правда, видимо, мёрзнут, т.к. поскорее стараются ускакать на землю и начавшую пробиваться травку.

Спуск дался мне гораздо легче подъёма, хотя снежные участки стали очень скользкими и мокрыми от дождя, а ноги то и дело норовили провалиться в снег по колено. На одном из таких участков, проходивших полосой вдоль довольно крутого склона, шедший впереди Володя поскользнулся и упал, несмотря на страховку палками. Попытался перевернуться со спины на живот и укатился вниз уже на целый корпус. Мы заторопились к нему, чтобы помочь, хотя совершенно не ясно было, чем, но он принял единственно верное решение и, к моему ужасу, съехал на попе вниз. На самом деле низ-то заканчивался метрах в 10, и Володя, хлюпая по грязи, выбрался к нам метрах в 50 ниже по склону. Но все равно, конечно, ушибся.

В этот день, как и во многие последующие, мы обошлись без обеда. После восхождения сразу же поехали в Тбилиси.

ТБИЛИСИ.

В Тбилиси было совсем тепло, около 20 градусов против теплых курток и шапок в Казбеги. Мы расположились на 3-м этаже маленького отельчика, выходившего окнами на небольшой рынок и неширокую улочку. Полчаса на сборы, и вот мы уже нарядные и радостные стоим внизу в ожидании нашего автобуса.

Дело в том, что коллеги-нотариусы Московской области, гостящие у родственников в Тбилиси, пригласили нас в ресторан. А мы уже опаздывали и даже понервничали по этому поводу, поспорили и в итоге отказались от посещения по дороге хинкальной, которую нам так рекомендовали наши гиды. На мой аргумент, что грузины "там" обидятся, Сандро мне возразил, что иначе грузины обидятся "здесь". Очень неловкая ситуация. С учётом городских пробок в ресторан мы попали не в запланированные 8 вечера, а в 9:30. Но пригласившая сторона мужественно нас дождалась.

Ресторан оказался роскошным. Наверное, лучшим в городе. Просторный зал, вмещавший около 30 больших круглых столов, живая музыка. Нас рассадили за два больших стола, ломившихся от закусок. Не помню, когда ещё я так вкусно ела. Баклажаны с орехами, грибы, рыбка, молочные поросята, аджапсандали, хачапури, чахохбили, тархун и, конечно же, отличное вино.

Ещё выяснилось, что перепетые грузинами любые песни звучат лучше, чем в оригинале. В ресторане одновременно несколько компаний отмечали дни рождения, так что было оживлённо. Но когда наши пошли танцевать, то усидеть на месте не мог уже никто. Признаюсь честно: сбежала пораньше, чтобы уже лечь спать, наконец, а народ, который покрепче, тусил до 2 часов ночи.


На следующий день мы поехали в село Амлеви в 80 км от Тбилиси для прогулки в Алгетском национальном парке.

Погода стояла чудесная. Приехав в село, мы по крутой тропке поднялись на возвышенность, с которой открывался шикарный вид окрестных невысоких гор и ущелий, сплошь покрытых лесом. Наш новый гид Бесик (он же Бесо, он же Бессарион, он же Бесо Хубутия) указал рукой куда-то влево к горизонту и объявил, что мы идём вооон на ту гору, а сюда поднялись, чтобы обозреть предстоящий маршрут. Я пробежала глазами вслед за его рукой, и солнышко перестало светить так уж ласково - куда именно идти, я не поняла, но, судя по расстояниям, до пика ближайшей горы, на мой взгляд, было суток двое пешего хода. Мысленно вздохнув, я двинулась за всеми, утешаясь тем, что нынешний наш путь точно будет под гору... Однако дорога оказалась довольно приятной даже по горизонтальной поверхности: тенистая невысокая аллея, петляющая вдоль горы, низинки вдоль горных ручейков, небольшие спуски и подъемы среди деревьев и под склонами гор. И все это в весёлых солнечных пятнах, под чириканье птиц и разглядывание жучков. Шли с палками, гиды помогали перебираться через проворные речушки, подтягивали за руку на особо крутых склонах и развлекали рассказами о стране и ее жизни.

Было жарко. Я неожиданно быстро опустошила обе свои бутылочки с водой и приуныла. Однако, при появлении очередного ручейка, махнула рукой и стала зачерпывать из него воду горстями. Вода оказалась мягкой, свежей и без посторонних привкусов. Сандро подтвердил мою догадку: вся вода питьевая. Я осмелела и гордо наполнила свою бутылку до горлышка.

В этот день данную операцию пришлось повторять еще минимум два раза. Не помню, чтобы я когда-либо пила столько воды, да ещё той, которую добывала сама!

Часам к двум «высыпались» на почти круглую полянку в низине, редко поросшей деревцами. Наши джигиты обещали шикарную трапезу с шашлыками и даже стали разводить костёр. Мы, довольные, разбрелись обживать местность: кто устроился посидеть, кто разлёгся на подручных материалах в облюбованный местечках. Мало у кого осталась охота бродить по окрестностям.

С удовольствием разулись. Люба показала нам несколько асан из йоги, отдельные из которых оказались весьма живописными, особенно в глазах мужчин, которые слегка остолбенели, застав нас за игрой "морская фигура замри".

Я не помню, кто первый это предложил, Миша или Сандро, но в воздухе возник вопрос: кто хочет посмотреть башню, пока готовится обед?

"Нееееет", - пронеслось в моей расслабленной голове. Но девушки вокруг начали пошевеливаться со всё возрастающим оптимизмом. Со смешанным чувством стыда за леность, любопытства и обречённости я поняла, что тоже готова идти.

И мы взаправду пошли. Успокаивая себя тем, что пока сбегаем туда-обратно, обед уже будет готов. Миша взял с собой большой нож, который мы со смехом и любопытством переименовали в мачете. Траву он сечь не стал, зато срубил маленькое деревце и освежевал его, лишив всех веток. Стало ещё чудесатее, тем более что мы продолжали довольно мирно двигаться по узенькому ущелью, преодолевая небольшие препятствия различного характера. Когда остановились, Миша обсудил что-то с Сандро и выбросил только что обретенную палку. Они высвободили свои ремни, оказавшиеся у обоих матерчатыми с металлическими бляхами, и скрепили их в одну стропу. А все из-за того, что мы перестали идти по ущелью, а начали карабкаться прямо на гору по довольно крутому склону. В особо трудных местах Сандро или Миша вытягивали нас по одной, кидая сверху эту стропу. Сами они легко прыгали по скалам как горные козлы. Наши мужчины-пилигриммцы были не столь эффектны, но тоже бодры и самодостаточны. Наблюдая за ними, я удивлялась, почему собственные, женские движения не отличаются подобной проворностью и быстротой. Я, ко всему прочему, опять начала пыхтеть как паровоз и обливаться потом. Почему в горах не предлагают полотенце для промакивания влажных частей тела?

Уже потом, поздно вечером, вспоминая прожитый день, я удивлялась всеобщей бесшабашности и легкомысленности. Летом прошлого года, во время путешествия на ялах по Ладожскому озеру, мы поучаствовали в небольшом тренинге по скалолазанию. Свои 4 метра по почти отвесной скале я проползла под собственное ворчание, снаряжённая каской, перчатками и страховкой. А тут мы преодолели, казалось, метров 100 без каких-либо сподручных и охранных средств, за исключением стропы и рук наших гидов. Где-то они нас просто подбадривали, где-то подробно объясняли, куда поставить ногу и за что ухватиться рукой.

К моему великому удивлению мы, в конце концов, сделали это: преодолев последний невысокий, но почти отвесный участок метров в 5, поднялись на ступенчатую и местами почти плоскую вершину хребта. Здесь было светло, спокойно и хорошо. Вид открывался на все стороны, окрест было зелено и свободно. Нас окружали такие же вершины соседних гор, а вниз уходили и пропадали в зелени ущелий склоны. Команда радостно кинулась к пиковому плато метров 15 квадратных в диаметре и не преминула запечатлеть себя на фото с разных ракурсов. Я тоже немного попозировала, потом вспомнила про отсутствие тщеславия в своём организме, спустилась на небольшой уступ и залегла подремать на солнышке. О спуске, учитывая крутизну подъёма, во время которого использовала все четыре конечности, думать не хотелось. Однако избежать его все же не удалось.

Башня, которой нас манили, оказалась совсем близко, на соседней с нами вершине. Туда и ринулись оба Сереги, Володя и проводники, а мы начали спуск...

Те самые пять метров почти перпендикуляра Михалыч предложил преодолевать лицом к скале. Это оказалось хорошим лекарством от страха. Я тянула руки и ноги куда велели и не смотрела вниз, так что все прошло быстро и не больно. Когда мы все благополучно сползли в низинку, Михалыч тоже полез к башне. Мужчины отсутствовали в зоне нашей видимости довольно долго. Мы успели обсудить бесперспективность самостоятельного дальнейшего спуска со скалы, опасность для организма пары кустиков борщевика (посередине одного из которых я уютно примостилась отдохнуть) и версию длительного отсутствия мужчин по причине их радостной свободы от нас, женщин. Многочисленные громогласные предложения спуститься к нам, оставшиеся без ответа, только укрепили данную гипотезу. Люба перестала йоговать и сокрушенно уселась на бугорок, представляя безрадостное существование в отсутствие любимого мужа. Тут мужчины появились- таки на краю скалы и начали спускаться к нам. Спуск оказался весьма нелегким и шел медленно. Любины сетования перешли в другую область. Когда ее Сережа благополучно обрёл землю под ногами, мы дружно разрешили Любе повернуться и взглянуть уже на него.


Теперь предстоял основной спуск. Смотреть вниз было не особо радостно, однако ж нас уверили, что все получится. Наташа пошла вслед за Снежаной, но немного замешкалась. Пары минут хватило, чтобы она оказалась одна посреди крутого скалистого склона и вспомнила, что боится высоты. На уговоры подняться обратно и передохнуть отозвалась охотно. Потом рассказывала, что вторую попытку предприняла сразу же за Михалычем, и теперь его спина - ее любимая картина, т.к. представляет собой нечто знакомое и надёжно закрывает от разверзшихся вокруг географических перспектив.


На очередном открытом участке спуска, когда пришла моя очередь, я тоже запричитала в том духе, что не подписывалась на такую фигню. Миша похихикал, потому что во время тирады я повисла на растопыренных руках в безнадёжных попытках найти устойчивую поверхность для ног и, видимо, олицетворяла диссонанс между ворчаливым лепетанием и внешним благополучным видом. Миша быстро нашел мне путь чуть в стороне, заканчивающийся довольно толстым деревом, каким-то образом расположившимся параллельно предполагаемой внизу земле. В результате нескольких обезьяньих движений я обнаружила себя уцепившейся за ствол и смогла, упираясь ногами в узенький выступ и перебирая руками вдоль ствола, проскочить в сторону, где находился приемлемый для молчаливого применения спуск.

Наталья шла позже меня. Как она потом со смехом рассказывала, добраться до ствола дерева ей удалось почти без проблем, но потом выяснилось, что в силу роста дотянуться до ствола выше ее возможностей. Миша спустился вслед за ней и нагнул ствол. Наталья уцепилась и таким образом, пока он держал, преодолела последние метры.

Настала моя очередь покатываться со смеху: я очень живо представила себе, как Миша отпускает конец ствола, и Наташа птичкой парит в воздухе, плавной дугой огибая все сложности спуска, и ожидает нас внизу слегка чумазая от кубареобразного приземления, зато гордо уперев руки в боки.

В общем, мы это сделали: спустились. И через 2,5 часа приползли обратно в лагерь, где наши гиды с невозмутимым видом разгребли золу в кострище и, накидав свежих дровишек, приступили таки к производству шашлыка.

Бессмысленно отрицать, что на свежем воздухе, после такого путешествия мясо с имеретинским сыром и зеленью ушли на ура.

Огорчало лишь то, что мы немного припозднилась, и темнота настигала нас быстрее, чем приближалась земля во время гораздо более короткого, но и столь же крутого спуска к селу.
Ставить ногу в полутьме на усыпанный камешками неровный склон не так-то просто, даже если ты идешь с палками.

Я нервничала и на середине пути поняла, что кружится голова - поднялось давление. Пришлось сесть и во всем признаться. Сергей нашел супертаблетку (а я не догадалась взять с собой даже свои обычные). Уже окончательно стемнело. Михалыч прицепил фонарик сзади за низ рюкзака, Люба включила фонарик в своём телефоне, и мне удалось спуститься за ними следом благополучно.

Тем же путем на автобусе мы вернулись в Тбилиси.

Наутро колени мои отказывались сгибаться, лодыжки отекли, ступни горели. Спуск с третьего этажа гостиницы показался сродни схождению с Эвереста. О предстоящей экскурсии по Тбилиси я думала с благоговейным трепетом, представляя, как созерцаю окрестности из окна автобуса и отказываюсь выходить на остановках, уверенная в качестве запечатления достопримечательностей Сергеем, который не даром оснащен профессиональным фотоаппаратом. За завтраком до меня, наконец, дошло, что экскурсия пешая... 
Ходьба, даже по горизонтальной поверхности, давалась мне с трудом.

Народ (особенно Михалыч) надо мной похихикивал, но сочувствовал. А я в тайне утешалась тем, что вчера довольно ловко (как мне казалось) карабкалась по скалам и была молодец. Жаль, что за такие подвиги приходится платить.

Завтракали мы в кафе в самом центре города. Из окна, помимо прочего, видна была канатная дорога, которая начинает работать ровно в 10 утра.

Вообще грузины - народ неторопливый, все делают основательно и со вкусом. Самое удивительное: в городах мало светофоров, совсем не видно пешеходных переходов, полиция никогда никого не останавливает (при этом я не видела ни одной аварии), пешеходов всегда пропускают в любом месте, друг другу часто сигналят, но таки разбираются мирно и довольно споро. Машины, кстати, предпочитают солидные, типа Мерседесов разных годов выпуска. Джипов немного, в основном седаны.

На экскурсии мы посетили небольшой краеведческий музейчик, винный подвал, прошлись вдоль древних городских бань, увидели караван-сараи и памятники Сергею Параджанову и Софико Чиаурели. Заглянули во внутренний дворик старинного, но жилого дома. Прошлись по хрустальному мосту и пили в кафе «Воды Лагидзе» местную газировку, которую при тебе смешивают в любых вариантах. Пельмени, кстати, в горшочке и со сметаной, тоже оказались очень даже на уровне.

Народ накупил вина коробками с доставкой в Москву и Питер, картин на местных развалах, а также специй, которыми к концу путешествия пропахло все, включая наш автобус, а мы регулярно и разнопланово чихали, непременно озвучивая, что специи запросто можно было купить в последний день перед отъездом.

Зато на базарчике у нашего отеля я купила местной клубники и черешни. Черешню забавно привязывают за черешки на палочку, в результате чего получается этакий кукурузный початок из черешни. Но сама черешня ещё безвкусная. Алыча так и вовсе зелёная и по вкусу не отличимая от помидор...

НА СЕВЕР.

К вечеру мы погрузились в любимый автобус и направились в Кутаиси. Дорога как всегда радовала видами из окна и похихикиваниями соседей по креслам. Вообще Люба с Сергеем активно изучали ассортимент местных домашних вин и сыров, приобщая к исследованиям всех желающих, чем весомо повышали привлекательность автопутешествий.

После ночёвки в Кутаиси мы поехали на экскурсию в карстовую пещеру (Прометея). Благодаря красиво меняющейся подсветке, напомнившей Fantasia на Пхукете, прогулка вышла слегка таинственно-сказочной. Растущие повсюду сталактиты и сталагмиты походили то на усы моржа, то на кукольный замок, то на Фрэдди Крюгера… Хотя, если честно, я довольно быстро пришла к выводу, что оригинальный грязно-серо-бежевый цвет окружающего вряд ли можно назвать привлекательным. Тем не менее, мы чередой переходов, крутых лесенок и поворотов вышли к подземной реке, по которой на длинных лодках, снабженных мокрыми скамьями и моторами, обряженные в оранжевые строительные каски довольно быстро пронеслись по водным изгибам и вылетели на поверхность. Путешествие вышло немного детским, но занятным.

На обратном пути по нашей общей просьбе мы немного задержались в некогда знаменитой всесоюзной здравнице Цхалтубо.

Брошенные разрушающиеся многоэтажные корпуса, ступенями уходящие вверх, увитые плющом, поросшие травой, кустарником и небольшими деревцами, уже не производили гнетущего впечатления, а скорее походили на древние руины или декорации постапокалиптического фильма. На площадке второго этажа ввиду отсутствия внешних стен открывался вид на окрестности. Метрах в пятистах был виден такой же корпус санатория, на этажах-ступенях которого я увидела череду спутниковых тарелок.

Пока наша группа обсуждала причины такого состояния санатория, я решила найти лестницу на верхние этажи. Пробежавшись рысью туда-обратно, обнаружила искомое в части, уводящей к центру здания. К моему удивлению, здесь не только стены были целы, но и присутствовали двери, а также свежая электропроводка. Прижавшись носом к стеклу на лоджию, я увидела на ее полу горшочки с кактусами и алоэ. Почесав в затылке, подумала было, что это какие-нибудь сторожа-хранители остатков народного достояния. На пролете третьего этажа мне встретился молодой парнишка, еще выше - женщина… Почувствовав неуместность своего присутствия, я кубарем скатилась вниз и выбежала на улицу с центрального входа в здание, заметив мимоходом приклеенные на подъезде плакаты явно агитационно-выборного содержания.

Я повернулась лицом к корпусу бывшего санатория и обежала его глазами. Пара окон на втором этаже была застеклена, и из-за шторы на меня смотрел небольшой пес болонкового вида, а на пятом этаже из открытого окна свешивались две старушки. Я приветливо помахала им рукой, но ответной радости не ощутила. Переполненная свежими открытиями я понеслась к своим, и обнаружила их на том же месте, но уже окруживших явно местную жительницу, ведущую разъяснительную беседу относительно своего здесь пребывания. Мне с тихим шипением растолковали, что я нарушила негласные правила и вторглась на территорию проживания беженцев из Осетии, с местом обитания которых согласилось грузинское правительство. Более того, в корпусах есть вода и электричество, за которые жильцы исправно платят.

Я еще раз осмотрела здание и обнаружила несколько спутниковых тарелок. Но все же не так много, как на соседнем, ранее увиденном мной корпусе. Возле здания стояла старенькая иномарка, а за заборчиком был виден аккуратный огородик…

Обедали мы в городе Зугдиди. Было прохладно, моросил мелкий дождик, поэтому все с облегчением расселись за два стола на втором этаже кафе. Стол между нами уже занимали двое грузин, трапеза которых явно была неспешной и, как мне показалось, носила деловой характер. Лица местных жителей отличались от лиц грузин в Тбилиси или Казбеги. Как нам объяснили Миша и Сандро, Грузия населена разными народами, языки которых настолько различные, что люди могут не понимать друг друга. Молодые официанты неважно говорили по-русски, то и дело переходя на английский или прося разъяснений у Миши и Сандро. В результате наши девушки явно погорячились, так как Наташа заказала кофе без сахара прямой сейчас, а Снежана с сахаром, но потом. Слишком много информации. В результате кофе принесли довольно скоро. Наташе с сахаром. Снежана тоже начала сокрушаться,  но я ей резонно указала но то, что чашечку перед ней поставили ПОСЛЕ Наташи.

В общем, мы основательно подкрепились, выпили домашнего вина и, когда уже начали собираться в путь-дорогу, официант водрузил перед нами кувшин розового вина со словами, что это подарок от соседнего столика. Та же картина нарисовалась за другим нашим столом. В результате знакомства и общения выяснилось, что наши общие соседи-грузины – это главврач местной больницы, хирург, его визави – тоже не последний человек в городе, оба учились в своё время в России, но в разных городах, оба очень дружелюбно настроены по отношению к нам, а не пошли на контакт ранее, т.к., в полном соответствии с грузинским этикетом, дожидались, пока столы покинет мужская часть группы, чтобы полноценно построить глазки дамам. Дамы наши, разумеется, тут же растаяли от комплиментов, и трапеза затянулась еще на час.

Бедный Гага! Гиды ненавязчиво намекали с самого утра, что вечером дорога будет трудная, и надо бы поменьше везде задерживаться. Мне было неловко, и я сказала в оправдание, что мы вырвались из грузинского очарования, как только могли быстро.

Но, разумеется, мы опоздали выехать вовремя. Сначала горный серпантин осложнялся периодическими сужениями дороги ввиду недавних оползней, а потом начался совершенно не пробиваемый автобусными фарами молочный туман, и мы внезапно приехали на Ингурскую ГЭС. Когда все дружно поднялись пешком на смотровую площадку, у меня дух захватило от открывшегося внизу величественного зрелища. Даже не буду пытаться описывать, лучше посмотреть фотографии. Потрясающих размеров плотина, огромный кран, долина – всё тонуло в облаках белого тумана. Казалось, мы поднялись выше облаков и теперь с высоты богов взирали на землю. Было тихо и торжественно… Но мы, разумеется, тут же принялись бегать и перекрикиваться.


Стемнело. Гага, Миша и Сандро в шесть глаз всматривались в дорогу, то включая, то выключая дальний свет, пытаясь хоть что-то разглядеть в белой стене тумана. Даже не представляю, как они устали. В Местию – столицу Сванетии, страну сванской соли, скалолазов и альпинистов – мы прибыли в час ночи.

Утром, после отличного завтрака, мы погрузились в неизменные Делики и по дороге, быстро перешедшей в направление, двинулись в Ушгули – самое высокогорное село Сванетии, чтобы пройтись по долине горы Шхара. Упакованные в термобелье, снабженные треккинговыми палками и продуктовыми наборами для перекусов в индивидуальных контейнерах, мы гуськом двинулись в путь по каменистой долине, неспешно уходившей вверх, к заоблачным вершинам гор. Довольно часто дорогу нам перебегали быстрые горные ручейки и речушки, сухие участки земли перемежались с болотистыми, а снежные полосы местами доходили высотой покрова до колена и выше. Навстречу нам прошагал небольшой отряд иностранных туристов, потом мы миновали миниатюрный палаточным лагерь, а ещё чуть позже у нас появился сопровождающий – чья-то псина смешанной лайко-хасковой породы. Похоже на то, что отара овец обрела своего пастуха…

Шхара в этот день нам так и не открылась. Облака парили над долиной, периодически проливаясь неуверенным дождиком. Перекусив выданным провиантом, мы двинулись в обратный путь, рассыпавшись горохом по местности.

Образовались кучки по интересам: кто-то изучал местность, кто-то делал снимки, кто-то просто болтал. Теперь мы шли не по склону горы, а по низине, и чем дальше шли, тем больше тревожились отсутствию брода через речку, отделявшую нас от прежнего маршрута. Это потом уже Наташа выдала объяснение, что днём солнышко стало припекать жарче, снег на леднике таял активнее, наполняя речки и ручейки талой водой, и те места, где мы утром легко перепархивали с берега на берег, стали после полудня непроходимыми. А сейчас, шагая в долине по коровьей тропке, вслед за ландшафтом полого уходящей вниз, я от чего-то уверовала, что у излучины реки вблизи деревни уже наверняка смогу перейти – коровы же как-то добираются домой! Народ вокруг волновался, предлагал различные варианты решения проблемы, а я всё упорно шла вперед, пока не уперлась в эту самую излучину… До другого берега было метра 3-4, на глаз вода достигала глубины 10-15 сантиметров. О перепрыгивании нечего было и думать. Вот же ж коровы подставили – я не ожидала, что они бредут тут прямо по воде.

На другом берегу были наши парни: Володя и Сергей. Один стоял и довольно смотрел на нас, а другой, сидя прямо на снегу, надевал носки на голые ноги.

Решение созрело довольно быстро и, пока подоспевшая часть команды приходила к выводу, что нужно вернуться назад и перейти речку в узком месте недалеко от места нашей трапезы, я уже снимала обувь и носки. Вода была чистая и прозрачная, камни круглые и совершенно не скользкие. Если бы не мягкое тепло, к концу перехода сменившееся судорожным холодом, купание можно было бы назвать приятным. Из воды я выскочила уже с легкой гримасой вместо улыбки. И поразилась отсутствию места, где можно было бы спокойно одеться: при всех своих округлых габаритах коровы умудряются шагать в ногу, от чего тропка их не превышает шириной 20 сантиметров, но вся в рытвинах от копыт и грязна до черноты, а лежащий по бокам снег достигает полуметра и выше. Кое-как примостившись на проплешинке у самой воды, я натянула носки и кроссовки, отчего ноги моментально согрелись и наполнились приятной негой. А вслед за мной речку уже переходили Марина и Люда. Я с удовольствием отметила, что к поездке все подготовились как следует: не только маникюр, но и педикюр выглядел достойно, после чего отошла подальше от воды, давая девушкам возможность одеться, встала спиной к тропке на самом ее краю и начала укладывать вещи в рюкзаке. И тут к броду подошли коровы. Наличие других бродопроходимцев их напугало. Небольшое стадо с мыком застопорилось прямо в воде. Я плотнее прижалась к краю тропки, призывая коров быть посмелее. Несколько из них действительно неровной рысью по самому краю проскочили мимо меня. Я отвлеклась на рюкзак… Дальнейшее очевидцы пересказывали неочевидцам уже несколько раз с большим удовольствием. На реке остался стоять бык. Как глава стада он считал себя ответственным за подопечных коров и был явно недоволен создавшимся затором. Потоптавшись в ледяной воде, он сердито устремился к противоположному краю, выскочил на тропу и протопал мимо меня абсолютно впритирку. Я автоматически подалась вперед, в сторону от тропы, наивно полагая, что бык оценит мои старания, но, когда, казалось бы, вопрос уже решен и мы разминулись, бык своим некрупным но упитанным бедром наиковарнейше вильнул вправо – туда, где была я. Пынь – и я валяюсь в сугробе. Ну, коровы, есссно, торопливо проскакали за вожаком, а народ с хохотом наблюдал, как я отряхиваюсь, и назидательно пояснил, что мне ещё повезло, что бык был почти интеллигент и не подцепил мою торчащую над тропой пятую точку рогами…

Зато мы значительно опередили остальных членов группы, которым пришлось удлинить свой маршрут на 3 километра, и поднялись на крутой холм к башне царицы Тамары, где осмотрели камень у основания башни с просверленной у края дырой – за него привязывали исключительно коня царицы.

В очередной раз, укладываясь вечером спать, я напомнила Наташе рефрен нашего путешествия – анекдот про ворону. Она хохотала минут 15.

Наутро нас ожидала чудесная прогулка по весенней Местии. Выглянуло солнце, Шхара почти полностью открылась, кругом цвели плодовые деревья, улочки радовали красивыми, а кое-где и старинными домами, на вершинах гор сверкал снег, в то время как склоны их были зелены и кудрявы. Так, глазея по сторонам, мы дошли до местной достопримечательности – небольшого музея Михаила Хергиани, одного из первых и самого знаменитого альпиниста Сванетии, трагически погибшего в возрасте 37 лет при попытке рекордного восхождения в итальянских Альпах в 1969 году. Музей частный, расположен в старинном доме семьи Хергиани и организован родственниками, многие из которых носят ту же фамилию.

К МОРЮ.

После прогулки мы сели в полюбившийся и уже такой свой автобус и двинулись в Батуми.

Обедали снова в Зугдиди в том же кафе. Официанты нас узнали и округлили свои без того круглые глаза до невероятных размеров. Полагаю, нас они запомнят надолго. На Наташину просьбу принести кофе, молодой человек тот час же покивал, что без сахара. Самое чудесное началось, когда мы стали делать заказы. Снежана, на секунду забыв, как называется выбранное ею блюдо, и эффектно жестикулируя, объяснила официанту, что хочет на сей раз «мясо в мешочке». Когда кто-то рядом догадался, что это хинкали, Миша сложился пополам в гомерическом хохоте, стеная, что слышал разные версии называния хинкали, но эта оказалась верхом оригинальности. Когда очередь дошла до Наташи, она начала обсуждать с официантом сорта местного пива и, убедившись, что  искомый портер отсутствует, согласилась на «белое пиво». Что тут скажешь? – красавы.

В Батуми мы добрались вечером и долго колесили по городу в поисках заказанного отеля, т.к. Миша и Сандро высадились по дороге и побежали покупать билеты на завтрашний поезд. Было уже около 9 часов, когда мы, волоча чемоданы, переступили порог несколько неказистого заведения. Под невнятные объяснения хозяйки об отсутствии оплаты и поступлении ее только через 10 дней после перечисления, мы поднялись на второй этаж и стали осматривать номера. Их, к нашему удивлению, оказалось только 6 на наши 14 душ. К тому же увиденное нами имело обшарпанный вид, а также пахло табаком и чем-то совсем уж неприятным. Уставшие и разочарованные, мы единодушно отказались расквартировываться в отеле. Две наиболее предприимчивые девушки пошли искать приют в отеле, примостившемся на соседнем крылечке. К моему глубокому удивлению, они вернулись с хорошими новостями: нам всем есть места, отель хороший и снабжен лифтом! Крайне довольные тем, что не нужно снова грузить чемоданы и ехать невесть куда, мы тотчас заселились, после чего небольшими группками совершили почти ночные прогулки по городу.


Наутро за завтраком меж нами прошел слух, что местные отельеры в приватном разговоре мягко намекнули о не совсем достойной репутации нашего первого отеля, который на самом деле и не отель в прямом смысле слова, хоть и находится не на Улице Красных Фонарей… Вот те на – угодили так угодили!

Вечерний Батуми был тих, величествен и загадочен, дневной оказался оживлен и красочен. Осмотр мы начали с местного рыбного базара, небольшого и очень чистого. Больше всего меня поразили цвет и размеры камбалы. Выходит, совсем не то нам в Новосибирске в моём детстве за неё выдавали…

Время было свободное, мы бегали по кафешкам и магазинчикам, гуляли по набережной (кое-кто даже искупался для истории, несмотря на достаточно умеренную температуру окружающей среды), осматривали соборы и церкви всех конфессий. Мы с Натальей прокатились на канатной дороге. Было здорово. Наташе тоже понравилось, хоть она и причитала немного, что боится высоты, но почему-то в каждой стране, где бывает, обязательно катается на фуникулёре.

Вечером мы прибыли на железнодорожный вокзал Батуми, чтобы сесть в двухэтажный поезд до Тбилиси, а наш автобус увёз туда же Мишу и Сандро. Поезд оказался вполне современным, с мягкими сиденьями и откидными столиками, чем-то напоминавшим Аэроэкспресс в Москве. В обоих торцах вагона расположены табло с информацией о пути следования, времени и скорости поезда. Вот только мы не очень поняли, скорый ли у нас поезд, т.к. шел он зачастую со скоростью 39 км/ч. Конечно же это связано с горной местностью. Зато виды из окна радовали глаз, тем более, что прямо от Батуми состав шел вдоль моря, по самой его кромке.

Дорога до Тбилиси заняла 5 часов. Места у нас были в одном вагоне, но не рядом, т.ч. через некоторое время народ соскучился, начал вставать, разминая ноги, и ходить друг к другу в гости, угощая запасёнными вкусностями.

ОБРАТНО В СТОЛИЦУ.

В Тбилиси нас встретил Гага на автобусе и повез в отель, однако приехали мы к величественному зданию, украшенному в фасадной части колоннами. Общую высоту я оценить не смогла из-за нависавшего портика. Сквозь мраморно-гранитный зал на старом, но трудоспособном лифте мы поднялись на четвертый этаж и попали… в 70-е годы прошлого века. В просторном колонованном холле стояли покрытые бархатными скатертями столы, открывшийся за холлом длинный коридор был одновременно обшарпан и украшен позолоченной лепниной, высокие двери номеров оказались окрашены белой масляной краской, местами облупившейся. Сам номер не разочаровал ожидаемой картиной всё того же стиля: натуральный паркет на полу, позолота, люстры с грузинским колоритом, в углу комнаты даже разместилось настоящее лакированное трюмо. Санузел соответствовал: салатовый кафель, небольшое зеркало в пластиковой раме, ванна. Всё явно не новое, чиненное, но вымытое до блеска и полностью работоспособное. Мы разместились и вернулись в холл к обещанному чаю.


При более детальном осмотре я обнаружила в одном из уголков холла импровизированный кабинет: лакированный стол, за которым сидела не молодая, но строгая и приятная дама, за ее спиной характерная для тех времен «стенка», по бокам которой развешаны многочисленные фотографии, картинки и плакаты. Так же в холле стояли старое пианино и столь любимый мной буфет. Несколько столов уже были покрыты клеенками, в уголке уютно разместились чайник и чайные принадлежности. Мы охотно уселись за столы, достали остатки пахлавы и сушек и принялись за беседы. Незаметно к нам подсела хозяйка «кабинета» и завела речь о Грузии, об отеле, о её роли в его жизни. Оказалось, что мы находимся в здании бывшего ЦК компартии Грузинской ССР, что здесь, в своё время, останавливались сановитые особы типа Л.И. Брежнева и лидеров других стран соцлагеря (на что народ не преминул откликнуться восклицанием типа: Так что теперь – на унитаз не садиться?!), что сама она княжеского рода и пра-пра-правнучка царя Ираклия II, подписавшего договор о покровительстве России. Также было много интересного сказано о Берии и его плане экономического развития России, по которому пошли совсем даже не мы, а развивается сейчас Китайская Народная Республика…В общем, спать мы разбрелись уже около 2-х часов ночи, взглянув на отель совсем по-новому, проникшись духом истории. Уснули на выглаженных до хруста простынях легко и спокойно.

Последний день в Тбилиси был свободным, улетали мы только к вечеру. Вдвоём с Натальей, действуя в строгом соответствии с нами самими утвержденным планом и ведомые Сандро, накупили-таки бижутерии, включая пластинчатую эмаль, не оставили своим вниманием винный магазинчик, после чего я раскапризничалась, что хочу клубники. Сандро поступил как настоящий гостеприимный хозяин и отвел меня на тот самый небольшой рыночек, что разместился подле нашего первого в Тбилиси отеля. Мы купили имеретинского сыра и чурчхелы. В первый наш приезд здесь продавали крупную импортную клубнику и местную парниковую, небольшую, кисловатую но вкусную. Теперь же клубника была уже не парниковая, а грунтовая, необычайно сладкая и сочная. Я получила истинное удовольствие, неспешно поглощая её в тенистом дворике кафе возле нашего автобуса. На обратном пути от рынка Сандро повел меня другой дорогой, попутно показывая армянский и азербайджанский кварталы Тбилиси и рассказывая историю о местном шарманщике, который, повинуясь велению души, а не кошелька, до сих пор изготавливает настоящие инструменты, на каждый из которых уходит не менее двух лет кропотливого труда.  И еще показал памятник-композицию, изображающий героев фильма «Мимино» с Георгием Данелия в центре. Памятник пользуется большой популярностью, т.к. при нас там постоянно кто-то пробегал и фотографировался.

Хитрые питерцы остались в Тбилиси ещё на пару дней и даже пошли вечером на концерт Валерия Меладзе, ну а мы собрались домой.

В аэропорту половина нашей команды прямо посреди зала на полу раскрыла чемоданы, чтобы упаковать в них последние покупки. Багаж сдали без проблем.

Я настолько прониклась духом Грузии и её гостеприимством, что с трудом восприняла информацию о необходимости пройти паспортный и таможенный контроль. Точно, это же заграница! Как жаль… И как же я хочу вернуться сюда снова!


Эпилог:

Понравилось мне абсолютно всё: природа, с её горами и долинами, снегом и теплом; еда, абсолютно не жирная, как любят подавать у нас грузинскую кухню, но сытная, вкусная и душевная; и, конечно же, люди – очень гостеприимные, приветливые и гордые.

Мы все очень сдружились за время путешествия, и конечно будем скучать друг по другу и по нашим гидам.

За всё это время мы настолько привыкли приезжать вечером в новый отель, наскоро перебирать вещи, а утром паковать их и ехать дальше, что подтрунивали друг над другом, намекая о возможности проявления привычки и в домашних условиях, когда, вскакивая утром по звонку будильника, будем автоматически бежать паковать чемоданы…

ВЕСЬ ФОТОРЕПОРТАЖ - в группе "Нотариальная палата ХМАО-Югры" социальной сети "В Контакте"

 
Ulti Clocks content
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Реквизиты
628403, ХМАО-Югры, г.Сургут,
ул. Университетская, д.7, оф. 20.
Телефон: (3462) 28-20-09,
23-54-15 (факс)
http://vk.com/nphmao
https://www.facebook.com/NPHMAO
E-mail: notary86@nphmao.ru
Режим работы:
Понедельник-четверг: 9:00-17:15,
перерыв: 13:00-13:30.
Пятница: 9:00-14:00.
Выходные дни: суббота, воскресенье.


Войти